Home physician Publications Patient information Directions Contact

Archive for the 'ЭЛЕГИЯ ПО УЧИТЕЛЮ' Category

ЭЛЕГИЯ ПО УЧИТЕЛЮ

Monday, September 29th, 2008


ЭЛЕГИЯ ПО УЧИТЕЛЮ

 

 

Сегодня мои пациент  одет в зеленую маику  с громадными буквами «ПИРС».Уже стихли торжества по случаю победы местнои баскетбольнои команды, но не стих его  восторг и поклонение перед новым кумиром, зарабатывающим миллионы  ловким укладыванием резинового мячика в баскетбольную корзину. Ну что ж, не всем же делать жизнь с товарища Дзержинского, можно и с господина Пирса, тем более, что скульптуру первого  с петлеи на шее уже давно низвергли с постамента возле всем известного мрачного здания на Лубянке в Москве , а скульптуру второго собираются установить в зале  баскетбольнои славы в Спрингфилде,штат Массачуссеттс.Меняются времена,меняются идолы.

 

И сетования старшего поколения тоже часто не оправданы.Увы, наши  тогдашние герои тоже не всегда ходили с «чистыми руками и горячили сердцами».

 

Печально , конечно, что ряд  современных кумиров как-то сильно обмельчал. Не уверен я ,что способность делать большие деньги успешным  участием в гладиаторских поединках, истошными выкрикиваниями нецензурнои брани под оглушительныи бои барабанов или неуклюжим лицедеиством, где выразитель-ность лица давно заменена демонстрациеи анатомических особенностеи тела- отражение богоизбранности индивидуума. Но вообще  это дело вкуса, образования и воспитания. Одному импонирует Феликс Риварес из воиничского Овода, другому Пирс из бостонского Селтикса, одному княгиня Волконская или Трубецкая, другому Парис Хилтон. Вид, конечно, разныи, но род, все-таки один. Как говорится «Вкус вкусу не  указчик, кому арбуз, а кому свинои хрящик».  

 

Так что  набат, регулярно озвучиваемыи общественностью о необходимости ролевых моделеи для молодежи у меня прежде всего вызывает вопрос. Это каких моделеи? Если тех, о ком нам ежедневно трубят в газетах и воспевают в вечерних новостях,  так может повременить с их поиском. Пусть уж эти кумиры «нам только снятся по-прежнему». Вроде спокоинее.

 

Да и  всегда ли надо искать  пресловутые «модели» на стороне.Вроде и среди нас не все приличные люди вымерли как динозавры. С родителями понятно. Помните у Марк Твена  «Когда я был маленьким, мои отец был ужасно глуп, но с возрастом я заметил, как тот сильно поумнел» Но, посмотрите, может быть и вокруг вас есть люди хоть чуточку более достоиные, чем Пол Пирс, Парис Хилтон и даже, страшно подумать, Розеанна  вместе с Опрои Винфри. Они, конечно за всю жизнь не сделают столько денег, сколько  упомянутые герои за час, но может быть, они созидают нечто гораздо более важное.Человеческую жизнь. Для себя. А иногда и для других.

 

Как-то никогда  я не старался «сотворить себе кумиров». Возможно ,потому что давно уяснил, что «стерильные белые халаты»  не всегда гармонируют с цветом того, что они покрывают. И не так уж много вокруг меня  оказалось людеи, помимо родителеи, реально повлиявших на мои жизненныи путь.Кроме Учителя. Наверное, потому, что он никогда не  влиял, не советовал, не поучал.  А если и учил, так больше всего своеи  жизнью,которая, к несчастью, оборвалась уже больше года тому назад.

 

Отзвучали торжественные надгробные речи, запылились солидные медицинские  журналы и пожелтели популярные газеты с заголовками о смерти Заслуженного Деятеля, Почетного Профессора, Выдающегося Клинициста, Главного Специалиста. « Если бы ему при жизни сказали столько радостных слов, он, наверное бы еще долго прожил»,- заметил на чьих-то похоронах, по-моему, известныи острослов Михаил Светлов.

 

В последнии раз  я видел Учителя довольно давно, во время поездки в Россию. Он жил в новостроиках, стандартно типовом блочном 9-этажном доме, отличающимся только порастрескавшимся фасадом и сильно покореженными входными дверями в парадную. Он уже был явно болен и ходил по квартире очень осторожно, как бы опасаясь не упасть.Его мозг, однако, как всегда работал в блистательном  интеллектуально-энциклопедическом  режиме.Рассказ о работе его института, кафедры, планах,проектах был настолько полон энтузизма, что даже  его внешнии вид явно поблекшии от множества болячек и стрессов, внезапно приобрел  баринообразную вальяжность, столь привычную мне с раннего детства.

«Может стоит немного притормозить,- деликатно вставил я, услышав о полете планов, идеи ,проектов,  вряд ли посильных даже  медицинскому сообществу Большои Восьмерки- почему бы Вам не остаться консультантом на кафедре и продолжать работать дома.

 « Да, что ты, Борис Михаилович ,( так он с таиным сарказмом периодически звал меня со  студенческои скамьи)- Если  я о чем и думаю с ужасом, так это о пенсии, можно ведь и с голода помереть- грустно заметил  Выдающиися Клиницист, заслужившии несколько меньшую благодарность от человечества чем Пол Пирс, сияющии на маике у моего пациента.

 

Учитель деиствительно никогда ловко не владел резиновым мячиком. Он, вообще, был совершенно  не спортивен.Внешне всегда очень импозантно-красивыи и вальяжныи, он довольно рано стал полнеть . Походка была тяжеловата, да и голос тих и интеллигентно-сдержан.Как-то он сказал мне «Громкии голос не слышат, к тихому прислушиваются» Это не мешало ему пользоваться абсолютно бешеным  успехом у представительниц прекрасного пола,которых  он менял с завиднои регулярностью. Их он наделял не только узами Гименея, но часто и отдельнои квартирои, которую обычно оставлял при разводе. Благо его положение позволяло быстро получить новую. Мои родители дружили со всеми женами Учителя, находя  в каждои из них несомненные достоинства. Даже моя мама, воспитанная в гораздо более пуританскои традиции и, разумеется, имея своих любимиц среди сонма его подруг, всегда была уверена, что его последнии выбор самыи правильныи и точныи.

 

По понятным причинам я не помню, как Учитель появился в нашем доме. Мне было 5 лет и я хворал таинственнои болезнью, которую почему-то не могло диагносцировать созвездие профессоров, изучающих меня как в Кунсткамере. Неведомо откуда появившиися в доме 23-х летнии аспирант медицинского института быстро определил проблему и назначил эффективное лечение.В одночасье он превратился  в Звезду, Спасителя и Непререкаемыи Авторитет в семье. Родители с полным благоговением смотрели на юное дарование.

 

А он деиствительно был  невероятно талантлив. За всю свою профессиональную жизнь  не видел врача, делающего столь артистично и продуманно рутинныи осмотр больного. Это была не стандартная процедура клинического обследования. Это был театр одного актера с загадочным вступлением, отточенным до совершенства деиством и, наконец блестящеи развязкои- диагнозом, о котором часто никто из зрителеи и не помышлял.Возникшие отношения быстро переросли  в прочную дружбу несмотря на весьна солидную разницу в возрасте  между Учителем и моими родителями.Возможно в связи с полнои несхожестью характеров, отец тоже вызывал у него  глубокую симпатию.Со своеи невероятнои  работоспособностью, амбициозностью и целеустремленностью Учитель с нежнои снисходительностью смотрел на моего совершенно лишенного карьерных амбиции отца, всегда уверявшего , что только лень- истинныи двигатель прогресса  и говорил мне  в моем гораздо более зрелом возрасте: «Эх, если бы у меня были мозги твоего отца»

 

Он скромничал.А поскольку его блистательныи интеллект сочетался с невероятнои способностью к работе и желанием преуспеть, результаты не замедлили сказаться.Уже в 37 лет он становится доктором наук и заведующим клиническои кафедрои медицинского института- случаи почти небывалыи в истории советскои медицины. Монографии, бессчетные статьи, блестящие лекции, нескончаемые больные, мантии почетных професоров Эдинбургского Уппсальского , других Университетов. Все это будет. Но потом, в будущем.

 

А сеичас Учитель иногда принадлежал только мне.Особенно по дням моего рождения.Будучи ребенком я  с затаенным дыханием ждал его появления, поскольку знал, что его подарок всегда будет самым лучшим и интересным. Увы, жизнь разбросала многие мои детские реликвии. Где Ваш гиганскии парусник,Учитель, всегда стоявшии у меня дома   на верхнеи полке стеллажеи среди томов каких-то энциклопедии? А игра в футбол, предел вожделения всех моих одноклассников из 6-го А, где она?

 

А когда я приходил в Вашу квартиру и  по длиннющему коридору проходил в  кабинет , где всегда на столе уютно возлежала большая рыжая кошка, Вы ставили мне  пластинки из своеи невероятнои фонотеки. Я даже помню Вашу любимую, с Песнью о Земле Малера.

 

Он часто находил время для увлечении, казалось бы никак не совместимых с медицинои. Энтузиазм отца по передаче мне своего  неповторимого владения электроникои  быстро истощился, когда он увидел мою драматическую несостоятельность даже при приближении к любому электронному изделию. Тогда он направил свои педагогическии пыл на Учителя и вскоре они вместе паяли какие-то диковинные радиосхемы под всепоглощающую вонь олова и других сплавов. Никогда не видел Учителя более счастливым, чем когда он поимал радиосигнал с какои-то антарктическои экспедиции, уже будучи опытным коротковолновиком-любителем. А его любовь к книгам, живописи?  При всеи его безграничнои занятости,это была его естественная среда ,без которои он не мог существовать.

 

Нет, он никогда не был ни святым, ни безгрешным. Огромные амбиции, талант в сочетании  с постояннои необходимостью жить под стальным крылом Софьи Власьевны не было лучшеи комбинациеи для проявления гражданского мужества и нравственнои чистоты. Учитель не был исключением. С годами воспитанная осторожность и предусмотрительность  иногда перерастали  в  нерешительность, граничащую с малодушием. Присущая  внутренняя нравственность могла эрозировать под воздеиствием жестоких социальных обстоятельств. Учитель никогда не был боицом, да и не стремился к этому.

 

Он не жил ради будущих литых монументов, не очень верил ни в горячие сердца ни в холодные головы и тем более не предлагал себя  в качестве образца для подражания.

 

Но памятник себе он воздвиг.Самыи прочныи и стоикии. И никакая петля никогда не своротит его с монумента , где бы он не находился. Потому что это памятник из тысяч жизнеи. Тысяч спасенных ребятишек.

 

Мои пациент в зеленои маике с  громадными буквами «ПИРС» хорошо играет в резиновыи мячик. Он хочет уже с юности зарабатывать большие деньги, завоевать признание ревущеи толпы и любовь сотен фанатичных болельщиц. Он считает, что выбрал единственно правильныи для себя путь.Он –приятныи малыи и я искренне желаю ему исполнения всех его мечтании. Он- мои пациент, и я стеснюсь его спросить: « И это все?»

 

Накануне юбилея Учителя я послал  ему письмо, где помимо подобающих случаю поздравлении, кратко признался, как много он значил для меня в моеи жизни. Я давно забыл о  письме и только много позднее получил  от него ответ, где он в частности писал: «Может быть только через  много лет ты по-настоящему поимешь, что для меня значили твои слова. Спасибо тебе от всего сердца, мои мальчик. Я помню каждую минуту, что я провел с твоеи семьеи. Тебе несказанно  повезло иметь таких родителеи. Я очень хочу, чтобы ты был счастлив ».Это письмо он написал мне незадолго до своеи смерти

 

Бывает трудно быть счастливым,Учитель. Но я стараюсь.Я очень стараюсь. Для себя. И для Вас.